ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА


ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА

5 декабря 1975 ГОДА

Трудно сказать, когда начинается и когда заканчивается день Прабхупады, потому что он не завершает своей деятельности так, как это обычно делаем мы. Каждый день он отдыхает только несколько часов, и даже этот отдых часто прерывается.
Шрила Прабхупада очень строго следует распорядку дня. Здесь, во Вриндаване, этот распорядок выглядит так:
6:00 утра – Помыться, почистить зубы и принять аюрведическое лекарство
6:30 – 7:30 – Утренняя прогулка
7:30 – 8:30 – Приветствие Божеств, гуру-пуджа, затем лекция по Седьмой Песни Шримад-Бхагаватам
9:00 – 9:30 – Завтрак из фруктов и кхира
9:45 – 11:15 – Отдых на крыше в течение часа, а затем встречи (обычно назначенные заранее)
11:15 – 13:15 – Массаж с маслом
13:15 – 13:45 – Омовение
13:45 – 14:30 – Обед
14:30 – 15:00 – Повторение джапы
15:00 – 16:00 – Отдых
16:00- 17:00 – Встречи с гостями или преданными, повторение джапы
17:00 – 18:30 – Публичный даршан
18:30 – 21:30 – Встречи с гостями или старшими преданными, дела ВРС или просто беседа
21:30 – Горячее молоко, массаж и отдых
24:00 – 1:00 – Подъем и перевод
5:00 утра – Легкий отдых или джапа
Обычный день Шрилы Прабхупады протекает именно так. Сегодня, проработав над переводом всю ночь, он остановился только к мангала-арати. Он лег, положив под ноги подушку, и чуть-чуть подремал.
В шесть утра Прабхупада пошел в ванную, помылся, почистил зубы и освежился. Вернувшись, он сел на пару минут поставить тилаку. Закончив с этим, он взял красную аюрведическую таблетку под названием Йогендра-раса. Я растолок ее в небольшой овальной ступке вместе с большими обжаренными семенами кардамона и смешал с медом, а затем залил водой. Прабхупада выпил эту настойку прямо из ступки, собрав пестиком остатки и сбросив их себе на язык элегантным движением пальцев.
Затем Прабхупада собрался для выхода на утреннюю прогулку. Встав из-за стола, он терпеливо стоял, ожидая, пока я помогу ему одеть сначала уттарию (шафрановую накидку, которую носят все санньяси), а потом тяжелое оранжевое пальто и шерстяную шапку. В конце я повесил ему на шею мешочек с четками. Все это время он разговаривал с Хансадутой, Акшаянандой Свами и Гопала Кришной.
Пока Прабхупада шел к двери, я поспешно подал ему трость. Затем я поставил его уличные ботинки так, чтобы он мог выскользнуть из тапок и одеть их одним легким движением. Все это время я держал дверь открытой. Сделать так, чтобы все это происходило без задержек – тоже своего рода искусство.
Когда Прабхупада вышел из дверей, преданные, ожидавшие на улице, с энтузиазмом воскликнули «Джая Шрила Прабхупада!», склонились перед ним и предложив гирлянду.
Спокойно улыбаясь, он ответил на их приветствие: «Джая! Харе Кришна!» Те немногие, кому выпала честь сопровождать его сегодня во время прогулки, сгрудились вокруг него, и мы вышли через главные ворота на Чаттикара-роуд.
Направившись на запад по живописным окрестностям за пределы самой деревни Вриндавана, мы шли ровно полчаса, пока не добрались до одинокого здания Мода-плейс, а затем повернули назад. Шаг Прабхупады удивительно быстр и силен, так что к концу прогулки мы едва поспевали за ним.
Ровно в семь тридцать он вошел в храмовую комнату через боковой вход и терпеливо ждал, пока пуджари открывали деревянные створки каждого из трех алтарей. Звук раковины возвестил преданным о скором появлении Божеств. Занавеси открылись, и из колонок громко раздалась музыка молитв Говинде. Шрила Прабхупада, а за ним и все преданные, склонился сначала перед своим Гуру Махараджей, Шрилой Бхактисиддхантой Сарасвати, и Их Светлостями Шри Шри Гаура-Нитай, затем перед луноликими братьями Шри Шри Кришной-Баларамой, и, наконец, перед сияющими Шри Шри Радхой-Шьямасундарой.
Приняв немного чаранамриты, Прабхупада прошел по черно-белым клеткам мраморного пола и взошел на вьясасану, также сделанную из мрамора. На ней, в окружении декоративных львов на ручках, он принял гуру-пуджу. Под аккомпанемент пения молитв «шри гуру чарана падма…» каждый преданный подходил, чтобы предложить его лотосным стопам цветок и поклон. Все наслаждались возможностью лично прославить Шрилу Прабхупаду. Так мы ежедневно выражаем свою покорность, подтверждая то, что по-прежнему готовы служить ему и напоминая своим непостоянным умам о том, что без него мы – ничто.
По окончании киртана Харикеша подошел, чтобы пододвинуть микрофон ближе к губам Прабхупады. Голос Прабхупады гремел из колонок. «Джая ом вишнупада парамахамса паривраджакачарья аштоттара-шата Шри Шримад бхактисиддханта сарасвати госвами прабхупада ки джая!»
Преданные склонили головы к земле, в поклоне перед ученической преемственностью, Панча-таттвой, святыми дхамами, Вайшнавами и всеми собравшимися преданными.
Затем Харикеша передал Прабхупаде свои караталы. Мы сели, слушая и повторяя за мелодичным голосом Прабхупады, которым он прославлял Шри Шри Радху-Мадхаву.
«Джая Радха Мадхава, кунджаби хари
гопи джанабалабха гириварадхари
Яшоданандана браджаджана ранджана
ямуна тира баначари».
Он закрыл глаза в сосредоточении, и лицо его выражало глубину медитации на объект любви и поклонения в рощах Вриндавана на берегах Ямуны. Он вкладывает в эту песню новый смысл и свежесть, хотя поет ее перед лекцией каждый день. Медные караталы звенят, ускоряя ритм, и голоса преданных сливаются в стройный хор. Дойдя до наполняющего сердце крещендо, караталы издали три завершающих звука, и все склонили головы к земле, а Прабхупада вновь произнес молитвы према-дхвани.
Харикеша снова вскочил, взял у Прабхупады караталы и быстро закрепил у него на шее небольшой микрофон, другой конец которого соединил через переходник с большим катушечным магнитофоном фирмы «Uher», который принес с утренней прогулки. Он подал Шриле Прабхупаде Бхагаватам, индийское издание на санскрите с комментариями различных ачарьев, которое Прабхупада использует ночью при переводе, уже открытым на нужной странице, и аккуратно надел на Прабхупаду очки.
Затем, сев, Харикеша произнес санскрит, чтобы преданные повторяли за ним, и громко прочел перевод, после чего Шрила Прабхупада начал лекцию. Перевод звучал так: «Прахлада Махараджа продолжал: дорогие друзья, рожденные в семьях демонов, счастье, полученное от соприкосновения чувств, можно получить в любой форме жизни, согласно прошлой деятельности. Такое счастье приходит само собой, как иногда сами собой приходят страдания».
К вороту Харикеши тоже был прикреплен микрофон, подсоединенный к тому же входу, что и микрофон Прабхупады. Записав свой голос, он щелкнул переключателем, чтобы записывать Шрилу Прабхупаду.
Прабхупада вслух прочел стих: «Сукхам айндриякам дайтья деха-йогена дехинам, сарватра лабхьяте дайвад ятха духкхам аятнатах».
Иногда закрывая глаза, чтобы полностью сосредоточиться, а иногда открывая их и окидывая взглядом аудиторию, он передавал древнюю философию Шримад-Бхагаватам в контексте наших дней, постоянно цитируя санскритские стихи, подтверждая каждое свое слово ссылками на другие труды, такие как Бхагавад-гита и Пураны или Упанишады. Его объяснения всегда ясны и сильны. Прабхупада обладает удивительной способностью передавать наиболее сложные и важные философские концепции так, что любой может их понять и применить на практике. Понимая самую суть жизни, ее смысл и значение, он может представить все это как обычным людям, так и интеллектуалам.
Как всегда наполняя лекцию аналогиями и примерами из жизни, он рассказал небольшую историю, чтобы показать, что чувство материального наслаждения одно и то же у каждого живого существа, будь то собака, свинья или человек. «Жила-была проститутка по имени Лакшахира. Чтобы провести у нее ночь, нужно было заплатить один лакх бриллиантов. Не важно, больших или маленьких, но одна ночь с ней стоила столько драгоценных камней. Один мужчина страдал от проказы, а его жена служила ему, она была очень верной женой. Но он все время оставался угрюмым. Жена спросила мужа: «Почему ты такой грустный? Я так много служу тебе. Ты болен проказой и не можешь ходить. Я сама ношу тебя в корзине. И все равно ты недоволен».
«Да», согласился он.
«Так в чем же дело?»
«Я хочу пойти к проститутке Лакшахире».
Представьте себе! Прокаженный, несчастный человек хочет пойти к проститутке, которая требует в качестве платы тысячу бриллиантов. И все же, его жена была очень верной мужу. Она хотела доставить ему радость. Каким-то образом она заработала эти деньги. Потом, когда прокаженный попал в дом к проститутке, та очень хорошо накормила его, но все блюда подавала в двух разных тарелках – одна была золотой, а другая – железной.
В какой-то момент он решил спросить у проститутки: «А почему ты даешь мне все в двух разных видах посуды?»
«Потому что мне интересно, разный ли вкус у одного и того же блюда в разной посуде».
«Нет, я не чувствую никакой разницы. Суп в золотой миске имеет тот же вкус, что и суп в железной миске», ответил он.
«Тогда зачем ты сюда пришел?»
Точно так же Прабхупада описывал страдания. «Миллионер так же страдает, заболев тифом, как и бедняк. Счастье и несчастье одно, но в разных мисках. Таково знание».
Из этих простых рассказов он вывел важный итог. «Все это – глупость. Весь мир поступает именно так. Они просто пробуют на вкус то же блюдо, но из другой миски. Вот и все. Они не наедаются: «Спасибо, я уже сыт». Это называется вайрагья-видья – больше ничего не пробовать. «Все одного вкуса, неважно, в этой миске или в другой». Поэтому сказано: сукхам айндриякхам, чувственное наслаждение, испытываете ли вы его как собака, как человек, или как полубог, как европеец, или американец, или индиец – вкус один и тот же. Это очень важно. Невозможно получить лучший вкус. Лучший вкус есть только в сознании Кришны. Неважно, из какой миски я ем сейчас. Ахайтуки апратихата. Можно пробовать сознание Кришны без стеснения, без остановки, без опаски».
Через полчаса он завершил лекцию. Преданные закричали: «Джая Шрила Прабхупада! Шрила Прабхупада ки джая!»
Харикеша снова пришел в действие, ловко сняв со Шрилы Прабхупады очки, взяв Бхагаватам и микрофон и подав ему трость, причем проделал все это пока Прабхупада спускался с вьясасаны, чтобы направиться к двери.
На верхней ступеньке лестницы, ведущей на дорогу, я уже ждал его с ботинками. Одев их, Шрила Прабхупада прошел сотню метров от храма, по направлению к гостинице. Преданные шли следом, танцуя и распевая: «Джая Прабху-пада, джая Прабху-пада, джая Прабху-пада, джая Прабху-пада!»
Шрила Прабхупада прошел через открытую веранду в комнатку секретаря, и через дверь направо в свой кабинет. Он поставил трость в угол, снял ботинки и скользнул в тапочки. (Прабхупада никогда не ходит босиком, даже в помещении.) Я помог ему снять пальто и шапку.
Прабхупада несколько минут посидел, глядя на улицу через три высоких узких окна, украшенных орнаментом. Они выходили в сад туласи, где росло одинокое дерево. Осмотрев комнату, Прабхупада с благодарностью остановил взгляд на больших полках, где стояли экземпляры его Шримад-Бхагаватам и Чайтанья-чаритамриты. Он попросил повесить его цветочные гирлянды на масляные картины и фотографии Божеств и преданных, висящие на стенах. Гирлянды должны были висеть, пока не засохнут, а затем их нужно менять. Он пожаловался, что раньше преданные, которые убирали его комнату, без нужды снимали все еще свежие гирлянды.
Как только был подан завтрак, Шрила Прабхупада прошел через другую дверь в комнату для прасада. Он сел на сиденье перед одним из двух низких деревянных столиков, чонки. На чонки стоял серебряный сосуд с водой, лежали пачка зубочисток и маленький ручной колокольчик, которым он подзывал слугу, если нужно было принести что-то еще. Со своего сиденья Прабхупаде открывался вид в сад, прилегающий к его комнате. Кришна, принимавший прасад в окружении друзей, улыбался ему с оригинала той картины, которая использовалась для обложки первого издания «Кулинарной книги Харе Кришна».
Завтрак для Прабхупады готовили Кишори даси и другие матаджи. Там были различные фрукты: виноград без косточек, гуава, бананы, апельсины, гранаты и другие фрукты, которые можно было купить на рынке. Кроме этого, там стояла небольшая чашка жареной чиры (рис, смешанный с горохом), чашка жареных орехов кешью и кусочек сандеша (молочной сладости). Одно из блюд занимает особое место в завтраке Прабхупады – имбирь, вымоченный в лимонном соке. Он не начинает без него завтрак, так как имбирь стимулирует пищеварение.
Шрила Прабхупада ест немного и очень медленно, совершая духовную деятельность: прасада-сева для него служение, а не наслаждение языка. Когда он закончил, я вымыл тарелку и вытер стол, а он в это время чистил зубы. Я был поражен, увидев, что когда Прабхупада вставляет между зубов щепку, они ходят ходуном, но он только улыбался.
Закончив, Прабхупада протянул открытую ладонь, в которую я насыпал немного Бхаскар Лавана, аюрведического порошка для стимуляции пищеварения. Закинув голову, он высыпал порошок в рот, а затем, не меняя позы, выпил немного воды из лоты, не касаясь посуды губами. Помыв рот и руки в ванной, он вернулся в комнату для даршанов.
Иногда Прабхупада сидит в комнате для даршанов после завтрака и несколько минут беседует со слугами. Темой разговора обычно является нынешнее положение дел в мире. Эти минуты особенно приятны для нас – быть рядом с Прабхупадой, который обволакивает тебя теплом своей близости.

“ТРАНСЦЕНДЕНТНЫЙ ДНЕВНИК”, ХАРИ ШАУРИ ПРАБХУ
(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)

ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА

Previous ШРИЛА ПРАБХУПАДА ОБ ИЗДАНИИ КАРМАННОГО ФОРМАТА «КРИШНЫ»
Next ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА