ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА


ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА

(ОКОНЧАНИЕ ДНЯ)

Прабхупада заметил, что нет ничего неестественного в том, что мужчина привлекается к молодой женщине. Что касается этой девушки, она молодая и неопытная, особенно относительно того, как вести себя здесь, в Индии, и, похоже, у нее нет регулярного служения в храме. Она часто приходила к Бхагатджи, и вполне возможно, неправильно истолковала его веселый нрав и дружелюбие. Это щепетильная ситуация.

В конце концов, Прабхупада пришел к выводу, что Джага-диша прабху должен наедине поговорить с Бхагатджи. Ему нужно сказать, что «поступила жалоба, но ей не поверили, и что Прабхупаде об этом не говорили». Он может обсудить с Бхагатджи вопрос относительно того, стоит ли разрешать Женщинам ходить к нему домой и навлекать на себя подозрение. Это убережет его от недоразумений и чувства неудобства при встрече со Шрилой Прабхупадой.

Джагадиша также сказал Прабхупаде, что у девушки скоро закончится виза, и она уедет из Индии, на что Прабхупада ответил ему, что ее нужно направить в наш центр в Лондоне и чтобы сюда она не возвращалась. Шриле Прабхупаде не нравится, когда во Вриндаване живут молодые незамужние девушки. Как недавно он сказал: «Незамужняя женщина означает желание заниматься сексом». Он не имел в виду, что девушка сделала что-то неправильно, однако это человеческая природа женщины — привлекать мужчину. Поэтому, как он сказал, в ведической культуре принято, чтобы девушек выдавали замуж до шестнадцати лет.

Когда решение, как поступить в отношении Бхагатджи, было принято, Шрила Прабхупада расслабился на вьясасане и позволил небольшое отступление. Он широко улыбнулся, рассказывая, что его теща и тесть были помолвлены, когда им было семь и одиннадцать лет соответственно, и что его жене было одиннадцать лет, когда они поженились. Что его мать вышла замуж в девять лет, и когда ее дочери, сестре Прабхупады, исполнилось двенадцать лет, а она все еще не была замужем, то мать пригрозила его отцу, что покончит с жизнью, если девочка не выйдет замуж в этом году. «Конечно, она бы этого не сделала, однако она сказала так, и из этого видно, насколько серьезен этот долг в социальном плане». Прабхупада говорил, что когда вышла замуж его старшая сестра, его еще не было, правда, он отчетливо помнит, что в шесть месяцев он лежал у нее на коленях, когда она вязала. Его дочь вышла замуж в шестнадцать лет, и он уже волновался, потому что она уже переросла возраст, когда нужно выходить замуж.

Было удивительно слушать рассказы Прабхупады о его молодости. Мы знаем о его жизни совсем немного, да и то только из его коротких рассказов в такие неформальные моменты. Он рассказал, что как-то раз в Калькутте, когда он был еще очень молод, случилась эпидемия, тысячи людей умирали каждый день. И один преданный устроил обширную харинаму, к которой присоединились все жители Калькутты, включая христиан и мусульман. Так эпидемия была остановлена. По городу ходили много разных групп санкиртаны, и многие тысячи людей украшали свои дома, приглашая преданных зайти. Отец Прабхупады тоже украсил дом иллюминацией и тоже пригласил группу санкиртаны зайти. Прабхупада помнит, как он присоединился к санкиртане, хотя был такой маленький, что вряд ли доставал им до колен, И все равно он хотел принимать участие в киртане.

Прабхупада предлагал Бхагатджи оставить семейные привязанности, принять санньясу и поехать с нами в Хайдарабад. Раньше он был управляющим в фермерском хозяйстве и много помогал нам здесь. По мнению Прабхупады, он был бы идеальным управляющим для нашей фермы там. Сам Бхагатджи совсем этого не хочет. Он очень привязан к тому, чтобы жить во Вриндаване, и уже как бы в шутку сказал Шриле Прабхупаде: «Если вы заставите меня принять санньясу, это значит, что мне придется покинуть Вриндаван». Ему не хочется отказываться от предложения Прабхупады напрямую, но он сделал все возможное, чтобы дать Прабхупаде понять, что сердце его к этому не лежит. Как раз недавно я был у него в гостях, и он умолял меня попросить Прабхупаду не заставлять его принимать санньясу и уезжать из Вриндавана. Я спросил его: «Что в этом плохого? Следуя наставлениям Прабхупады, мы будем прогрессировать в духовной жизни», на что он ответил довольно эмоционально: «Я не хочу прогрессировать. Я просто хочу жить здесь, во Вриндаване». Бхагатджи разочаровал меня. Этот случай заставил меня аасомневаться, вправду ли он такой продвинутый преданный, Как кажется. Наше путешествие в Хайдарабад, с тем чтобы официально начать проект на ферме, для него будет настоящим испытанием, которое покажет, правда ли он так стремится удовлетворить Шрилу Прабхупаду, как говорит о себе сам.

***

После разговора Прабхупада стал читать почту. Было еще одно язвительное послание от его старшего сына, Матхура Мохана Де. Из его письма просачивалась нескрываемая ожесточенность в ответ на предложение Прабхупады заняться служением в Бомбее. Присланное из Калькутты, письмо было надписано: «от М. М. Де, агент и представитель». Оно было отпечатано на машинке: «Со смиренными поклонами выражается благодарность за редчайшую возможность служения в Бомбее, которая была предложена в письме от 1-го числа. Принимая во внимание тот факт, что в уме роится множество беспрецедентных опасений, а они, безусловно, совершенно необоснованны и вполне предвзяты, да еще и в ущерб моим интересам, вынужден признать, что никакое количество денег не способно компенсировать невообразимый позор, который имеет место в нашей жизни. Что говорить о ничтожной сумме — 1000 рупий в месяц как плате за «служение», — она тем более не вписывается в наши традиции, ибо отец наш сам презирает всякое «служение».

Как бы то ни было, разумеется, с большим сожалением и неохотой, принятие такого предложения отклоняется. С наилучшими пожеланиями…»

В постскриптуме он предлагал Прабхупаде встретиться с бывшей семьей, которая живет в квартире, которую он предоставил им в Калькутте, где, как намекнул М. М, назревают какие-то проблемы со стороны властей.

Шрила Прабхупада уже давно оставил попытки умерить негодование своего сына по поводу того, что он ушел из семьи, оставив их ни с чем, для того чтобы принять санньясу и служить высшим целям. Однако он всегда стремится занять их преданным служением ради их вечного блага. Заметив заголовок письма своего бывшего сына, он ответил не без иронии: «Спасибо тебе за решимость. Почему бы тебе не выступать в роли агента и представителя Кришны, следуя по стопам своего отца? Твой отец не отверг служение Кришне, потому что служение Кришне — это вечное занятие живого существа. Книги твоего отца продаются по всему миру на сумму 5-6 лакхов рупий в день. Если бы он брал авторский гонорар, хотя бы

L5 процентов, это составляло бы 75 тысяч рупий в день. Однако он не считает это своей заслугой и денно и нощно действует лишь как представитель Кришны. Почему бы не последовать этой традиции твоих благородных корней?»

Позже, подписывая напечатанную копию, он написал постскриптум своей рукой. «В Бхуванешваре я хочу построить Храм Джаганнтахи, точно такой же, как в Пури. Если хочешь, можешь полностью взять на себя руководство этой работой. Я отдам столько денег, сколько нужно, чтобы хорошо построить его. АЧБС».

«Трансцендентный дневник». Хари Шаури прабху

ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА

Первоисточник

0
0
Previous ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА
Next ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА