ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА


ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА

15 августа 1976 года

Шрила Прабхупада позвонил в колокольчик рано утром. Я вошел в его комнату, предложил мои поклоны, посмотрел— и был шокирован. Шрила Прабхупада улыбался, показывая дырку на том месте, где должен был быть зуб.
Со смешанным чувством смятения и удивления я спросил: «Шрила Прабхупада, что случилось с вашим зубом?»
Ни слова не говоря, он наклонился и открыл ящик своего стола. Зуб лежал внутри. Ночью он или выпал сам, или Шрила Прабхупада вытащил его. Он просто положил выпавший зуб в ящик стола, а затем продолжил свою работу. Я был одновременно поражен и озабочен: еще один зуб выпал, а Шрила Прабхупада не произнес ни единого слова.
Но когда я сел перед ним, в моем уме промелькнула другая мысль. Я вспомнил, как в «Чайтанья-чаритамрите» рассказывается о том, что, поскольку Махараджа Пратапарудра был не способен лично общаться с Господом Чай таньей, он получил кусок одежды Господа, которому поклонялся так, как будто бы это был Сам Господь Чайтанья.
До меня дошло, что в какой-то момент в будущем мое личное служение Прабхупаде может прекратиться. Однако если у меня будет зуб, я все же смогу поклоняться ему и извлекать из этого то же самое благо.
Но я медлил. Я полностью сознавал, что духовного учителя никогда не следует ни о чем просить. В то же время я понимал, что через секунду или две он закроет ящик, и зуб исчезнет в глубинах стола.
Я мгновенно принял решение, надеясь, что не совершу оскорбления: «Гм, Шрила Прабхупада, как вы думаете, я могу взять этот зуб себе?»
Шрила Прабхупада не сказал ни слова. Запустив руку в ящик стола, достал оттуда зуб, и, улыбаясь, вложил в мою руку.
Экстаз! С облегчением и вдохновением, нахлынувшими на меня, я поклонился и вернулся в свою комнату, горя желанием поближе рассмотреть его.
Зуб, клык с нижней челюсти, выглядел поразительно: ужасный кариес разъел большую его часть до того места, где зуб входит в десну. Частицы прасада (специи и тому подобное) лежали внутри, как будто некая белка складировала их там в дождливый день. Сколько еще зубов, должно быть, находятся в таком же состоянии, я мог только предполагать. И как Прабхупада мог терпеть такое состояние своих зубов, уму не постижимо.
Я заботливо положил зуб в сумку вместе с другими его принадлежностями. Когда наступит подходящее время, я буду поклоняться ему и таким образом продолжать непосредственное служение трансцендентному телу Его Божественной Милости.
* * *
Решив, что прогулка по пляжу этим утром будет для него слишком тяжелой, Шрила Прабхупада вместо этого поднялся на крышу своих апартаментов. Его сопровождали Ачьютананда Свами и Харикеша Свами, а также Гопала Кришна, Яшоматинандана, Васугхоша и Картикея Махадевия Прабху. Саурабха Прабху присоединился к нам несколькими минутами позже. Прабхупада постоянно прогуливался взад-вперед по крыше, наслаждаясь приятным свежим ветерком и рассветным пением сотен птиц.
Крыша — удобное место для обзора окрестностей. Многочисленные пальмы, растущие возле других жилых зданий, раскинули свои листья чуть выше линии крыши, и за ними ясно видна конструкция двух башен гостиницы храмового комплекса. Прабхупада остановился и посчитал этажи, их оказалось семь, тогда он спросил, нельзя ли достроить еще несколько.
Гопала Кришна объяснил, что новый указ, выпущенный под покровительством Индиры Ганди, ограничивает высоту любого здания в Бомбее шестью этажами. Для того чтобы завершить седьмой этаж башен, они вынуждены работать по ночам.
Прабхупада продолжал свою прогулку по крыше, а Гопала Кришна сообщил ему, что Шри Лакшна Пандит, свояченица одного из наших западных преданных, а также известная певица и актриса, была приглашена петь бхаджаны в нашем пандале завтра. Он спросил, правильно ли это.
«Да, — сказал ему Прабхупада. — Перед Божеством можно. Перед Божеством человек может демонстрировать деятельность в преданности, но никак иначе. В противном случае это будет чувственное наслаждение».
Просто чтобы еще раз убедиться, правильно ли он его понял, Гопала Кришна сказал:
«Однажды во Вриндаване вы велели мне запретить показ раса-пилы, которую разыгрывают эти профессионалы».
У Ачьютананды Махараджа тоже был вопрос, касающийся программ, в которых участвуют посторонние:
«Мы приглашены, чтобы провести киртан на открытии «Бхагават-саптахи», и Дварака Шанкарачарья также будет присутствовать».
Он сказал, что поскольку событие будет происходить под патронажем Сумати Мораджи, он пришел к выводу, что это будет церемония, устраиваемая сектой Валлабхачарьи.
Прабхупада счел это приглашение приемлемым:
«Нет, нет, у нас нет никаких разногласий с Валлабхой».
Затем он упомянул письмо, которое недавно послал Шримати Мораджи из Франции.
«Она написала мне письмо о Валлабхачарье, и я ответил на него».
«Да, Гирираджа говорил мне об этом, — сказал Ачьютананда. — Я никогда не упоминал эти…»
«Нет, не упоминайте об этом», — сказал Прабхупада.
Ачьютананда пояснил, что он имел в виду:
«Их история состоит в том, что Валлабхачарье приснился сон, и затем он нашел у Говардхана Шри Натхаджи, Божество Гопала, а не Мадхавендра Пури».
Шрила Прабхупада выглядел слегка удивленным.
«Аччха? Но в суде это было доказано. Один адвокат в Дели сказал мне, что это Божество принадлежит Гаудия-сампрадае».
«Как же оно попало к ним?» — спросил Ачьютананда.
«Кто-то принес Его Валлабхачарье. Не может быть, чтобы это был Мадхавендра Пури, это сделал кто-то другой».
Затем Шрила Прабхупада спросил:
«Дварака Шанкарачарья — майявади, и он будет давать «Бхагавату»?»
«Нет, — ответил Ачьютананда. — Он просто собирается дать свои благословения… Думаю, он председательствует».
Явно удовлетворенный, Шрила Прабхупада молча прогуливался в течение нескольких минут. Но затем он вновь продолжил обсуждать эту тему.
«Бхагавата-саптаха» неавторитетна», — сказал он.
«Нет, — подтвердил Ачыотананда Махарадж.— Но в некоторых изданиях «Бхагаватам» есть «Бхагавата-махатмьям». И там есть история о бхакти, гьяне и вайрагье, а также о Нараде Муни».
Прабхупада неодобрительно покачал головой:
«Ни один ачарья об этом не упоминал».
«Это снова «Гита Пресс»,— сказал Харикеша Свами.
Ачьютананда добавил:
«Они говорят, что там есть наставления о том, что «Бхагаватам» следует читать в течение семи дней вплоть до этой песни».
Прабхупада отверг это:
«Гита Пресс» были майявади».
Всегда внимательный ко всему, Шрила Прабхупада во время своей прогулки заметил включенный свет и велел выключить его. Затем он спросил о старом водяном охладителе, стоявшем в стороне от входа на крышу, работает ли он еще. Он также отметил, что несмотря на частые муссоны, которые, по словам преданных, были достаточно тяжелыми, верхушки деревьев все еще не были зелеными.
Саурабха сказал, что близость моря и соленый воздух плохо влияет на их рост.
Примерно через двадцать пять или тридцать минут Шрила Прабхупада решил ненадолго присесть. Ум Ачьютананды Свами также очень острый. Он отметил, что у Прабхупады новые четки. Прабхупада улыбнулся:
«Да. Из туласи. Четки были сделаны на Гонолулу. Туласи на Гонолулу роскошные».
Пришел доктор Патель, Не встретив Прабхупаду у моря, он сократил продолжительность своей обычной ранней прогулки по пляжу. Он быстро осведомился у Шрилы Прабхупады о его здоровье и о том, принимает ли он какое- либо лекарство.
Прабхупада понимал его озабоченность. В своей обычной смиренной манере он покачал головой и процитировал «Шримад-Бхагаватам» (10.1.4), говоря о том, что истинное лекарство — это воспевание святого имени:
«Нивритта-таршаир упагияманад. Это воспевание совершается должным образом тем человеком, который полностью удовлетворил все свои материальные желания, насытился. Хватит. Бхаваушадхи, и это лекарство от этой бхава-роги. Бхава, пунар бхава. Родитесь, затем умрете, затем пунар бхава. Итак, это бхава-рога. Поэтому за исключением пашугхна (убийцы животных) никто не останется в стороне от воспевания Харе Кришна мантры. Это бхаваушадхи».
Доктор Патеяь засмеялся:
«Должны ли мы позвать этого пандита, аюрведачарью всей Индии, для вас, если вы не верите в наше лекарство?»
Шрила Прабхупада тоже засмеялся:
«Нет, нет».
«Я имел в виду, — продолжал доктор Патель, — что кшетра (тело) и кшетрагья (его обладатель) зависят друг от друга. Если нет кшетры, тогда кшетрагъе негде будет оставаться. Поэтому вам надо присматривать за этой кшетрой, а иначе, какой кшетрагья будет счастлив жить в такой кшетре? Думаю, я не ошибаюсь».
Прабхупада сказал, посмеиваясь над рассуждениями доктора: «Нет, вы конечно правы. Кшетра изменяется, а кшетрагья вечен».
Хотя доктор Патель прекрасно знал мнение Его Божественной Милости относительно принятия лекарств, но все же он попытался по-дружески убедить его, и за этим последовала короткая дискуссия об индийских лекарствах. Доктор Патель сказал, что в Калькутте есть опытный завод, на котором сумели получить из коровьего навоза пенициллин.
Прабхупада знал об этом и потому добавил, что доктор Монмохан Гхош, патолог доктора Джагадиша Чандра
Бозе, провел оригинальное исследование, подтвердившее антисептические свойства гобара.
Доктор Патель сказал, что коровья моча также обладает многими лечебными свойствами:
«Го митра, сэр, в ней столько гормонов, и есть также большая группа гормонов, которые могут быть ресинтезированы как человеческие гормоны».
Прабхупада согласился, сказав, что если ее пить, она — хорошее лекарство от болезней печени.

“ТРАНСЦЕНДЕНТНЫЙ ДНЕВНИК”, ХАРИ ШАУРИ ПРАБХУ
(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)

ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА

Первоисточник

0
0
Previous КРИШНА — ГОЛОДНЫЙ БОГ.
Next ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА