ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА


ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА

8 августа

Упендра и мои последние дни со Шрилой Прабхупадой
Шрила Прабхупада, сегодня я начинаю примиряться с мыслью о том, что ваш слуга Упендра прабху, который был так дорог вам, покинул нас. Меня всегда удивляло, как мало я понял в сознании Кришны. Прошлым летом я часто говорил с Упендрой. Он рассказывал мне о своём состоянии, говорил, что, вероятно, умрёт уже в следующем году. И хотя я знал о его болезни, все-таки думал: «Нет, он не оставит нас так скоро». Я столкнулся со своей неспособностью примириться с мыслью о существовании смерти, но, — моего дорогого друга Упендры больше нет с нами.
Я вспоминаю о том, как я посетил вас в августе 1977-го года. Тогда я был президентом храма Нью-Навадвипа на Гавайях. Мы с Мадхудвишей прабху приехали во Вриндаван, чтобы побыть с вами, Шрила Прабхупада. Когда я приехал и увидел, в каком вы состоянии, то очень обеспокоился. Вы так похудели, так ослабли! И, тем не менее, радостно приветствовали нас. Вы, как всегда, вызывали восхищение, от вас, как обычно, исходило сияние, вы по-прежнему вдохновляли нас. Вы сказали Мадхудвише прабху: «Оставайся грихастхой и продолжай служить. Ничего страшного. Если путь будет немного длиннее, это не так уж важно. Неудача — опора для дальнейших попыток. Попытайся ещё раз. Повтори попытку. Пытайся снова и снова. Где Шрутакирти? Как твои дела?»
— Очень хорошо, спасибо, — ответил я.
— Шрутакирти тоже грихастха, — продолжал Шрила Прабхупада. — Вы можете трудиться сообща, на благо этого движения. Развивайте его. Это наша цель. Грихе ба банете тхаке, ха гауранге боле даке, нароттама маге тара санга. Живёт ли человек дома или в лесу, если он преданный Гауранги, я жажду общения с ним Это Нароттама даса Тхакур… Грихе ба банете тхаке, ха гауранге боле даке, нароттама маге тара санга. Следуйте принципам. Займите то положение, которое вам лучше подходит. Не позволяйте волнам майи унести вас. Ухватитесь за Чайтанью Махапрабху, и вы будете спасены. Хорошо? Не покидайте нас. Вы достаточно…. По крайней мере, вы начали прогрессировать. Вы — из тех преданных, на кого равняются. Не потеряйте этого положения. Действуйте, оставаясь в том положении, которое вам больше подходит. Вот и Гаурасундара приехал. Я рад видеть, что вы все…. Твой пучок волос слишком длинный. Да. Подрежь его. Предоставьте им хорошее жильё.
— Прасад, — сказал Тамала Кришна.
— Примите прасад и побудьте здесь немного, — предложил Шрила Прабхупада. — Если верить гороскопу, эти дни для меня последние. Конечно, если Кришна вмешается, всё может обернуться по-другому. Они насчитали восемьдесят два года и два дня?
— Восемьдесят один год, пять месяцев и двадцать восемь дней, — ответил Тамала Кришна.
— Это согласно моему гороскопу. Пройдёт восемьдесят первый год, начнётся восемьдесят второй. То, что я покину тело, не имеет никакого значения. Я буду жить и после смерти. Годом раньше, годом позже… Я обучил вас, как только смог. Старайтесь следовать принципам. И двигайтесь вперёд. Не позволяйте трюкам майи повернуть вас вспять. Стремитесь вперёд. Только вперёд! Бхактивинода Тхакура сказал… Появится столько препятствий. Майя сильна. И, тем не менее, мы движемся вперёд. Всё хорошо.
Последующие две недели я провёл в Кришна-Баларама Мандире. Упендра делал вам массаж и омывал вас губкой. Он позволил мне вместе с ним выполнять это удивительное служение. По вашей милости и по милости прабху, я снова смог прикоснуться к телу своего трансцендентного духовного отца. Это служение было для меня особенно притягательным, а присутствие Упендры делало его ещё удивительнее. Он был таким замечательным слугой! Он милостиво делился со мной нектаром служения, хорошо понимая, что, если поделится возможностью послужить вам с другими, его собственная радость от этого лишь возрастёт…
Когда я уже собрался возвращаться в Нью-Навадвипу, Упендра, в качестве прощального подарка, преподнёс мне губку, которой он омывал вас. Она хранил аромат вашего тела и сохранила запах талька, который мы использовали для массажа. Я раздал её почти всю, удаллось сохранить лишь небольшой кубик. Я вставил его в рамку. Губка хранится на алтаре в нашей храмовой комнате.
Я, по своему обычному неразумию, слишком рано уехал из Вриндавана. Будь моё желание остаться намного сильнее, я мог бы ещё побыть с вами, но я был уверен, что незаменим в качестве президента храма. Я не понимал что могу уже больше не увидеть ваши лотосные черты, и уехал. Об этом своём решении я буду вечно скорбеть. Вы ведь ушли. Я не думал, что это вообще когда-нибудь случится. Вы столько раз говорили мне о бренности этого материального мира, а я так мало услышал! Когда же я усвою то, чему вы, прикладывая столько усилий, учили своего глупого слугу? Нет в этом мире ничего более ценного, чем общение с преданными Господа. Сколько же времени мне ещё понадобится, чтобы осознать: если из этой жизни и можно извлечь нектар, то он — в общении с преданными Кришны?!
Шрила Прабхупада, у нас с Упендрой много общего. Он известен, прежде всего, как ваш личный слуга. Он был очень сентиментален. После того, как вы оставили тело, он испытывал значительные — все знали это — трудности на пути сознания Кришны. Вы ушли, — моё состояние было сходным. Вы милостиво взяли своего слугу Упендру за руку и помогли перейти в следующий мир. Я не претендую на то, что знаю, куда он отправился, но уверен, что несмотря на все его ошибки, вы внимательно проследили за этим переходом, вы направляли его. Вы показали всем нам, насколько вы заботливы и сострадательны. Вы никогда не укоряли нас за дурные привычки, а всегда выказывали благодарность за наше служение, каким бы мизерным оно ни было.
Шрила Прабхупада, я падший и к тому же ленивый. Когда вы оставили этот мир, я перестал ощущать ваше присутствие. Моя привязанность к вам чисто сентиментальна, и я не пригоден к сколько-нибудь стоящему служению. Пожалуйста, заберите меня из этого ужасного места, что бы я снова смог вместе с моим духовным братом Упендрой прабху делать вам массаж. Посмотрите на меня с любовью, чтобы спасти меня от меня самого.
Вы вечно живёте в своих наставлениях, и ваше присутствие зримо — зрячий да увидит! — в ваших учениках, которые следуют этим наставлениям. Пожалуйста, вспомните обо мне, как вы вспомнили об Упендре. Даруйте счастье в момент смерти быть вместе со своими духовными братьями и сёстрами. Я молюсь о том, чтобы воспевать Святые имена Гуру и Гауранги, когда придёт время покинуть тело и последовать за моим удачливым другом и духовным братом — Упендрой прабху.

Два часа из ежедневной жизни личного слуги Шрилы Прабхулады.
Обычная процедура приготовления обеда для Шрилы Прабхупады состояла в следующем. Приблизительно за пол часа до того, как делать Шриле Прабхупаде массаж, я замешивал немного теста на чапати, нарезал различные овощи и помещал их в среднее отделение его знаменитой трехэтажной кастрюльки. В нижнее отделение я клал немного цветной капусты с картофелем, или другие овощи, и заливал всё это достаточным количеством воды, чтобы блюдо вышло жидким. В верхнее отделение ставилась маленькая двухэтажная пароварка. Внизу находилась залитая водой расщеплённая чечевица, вверху — вода и рис. Вокруг пароварки, на верхнее отделение я выкладывал ещё овощей. Затем всё помещалось на печь при среднем, почти что слабом, огне. Тогда я уходил из кухни, чтобы сделать Шриле Прабхупаде массаж.
Обычно массаж занимал один-два часа. Основная хитрость в обращении с кастрюлькой состояла в том, чтобы за время массажа вода снизу не успела бы выкипеть. Шрила Прабхупада показывал мне, как ею пользоваться, готовя дал в нижнем отделении. Несколько раз случалось так, что во время массажа дал начинал подгорать, и я постоянно беспокоился по этому поводу. Мне ни при каких обстоятельствах не хотелось покидать Шрилу Прабхупаду посреди массажа, но иногда запах подгорающего дала становился весьма выразительным. «Что это за запах?» – спрашивал Шрила Прабхупада. Он знал, что подгорает его обед.
Как бы то ни было, за восемь месяцев подобного служения и нескольких подгоревших обедов я пришёл к решению готовить жидкие сабджи в нижнем отделении, а дал и рис варить на пару в верхнем. Это уняло моё беспокойство, поскольку жидкие овощи не густели так, как дал, и поэтому не подгорали.
Завершая делать Шриле Прабхупаде массаж, я всегда проливал ему на ладонь немного горчичного масла, чтобы смазать врата тела. Затем он шёл в ванную совершать омовение. Это освобождало мне ещё минут двадцать, чтобы завершить всё остальное.
Прежде всего, я аккуратно выкладывал на кровати его дхоти, курту и нижнее бельё — каупину. Две нижние пуговицы на курте Шрилы Прабхупады я застёгивал, чтобы ему оставалось застегнуть ещё только две. Оттуда я мчался в его кабинет и подготавливал всё для того, чтобы он мог нанести тилаку. Это означало, что сначала я открывал зеркальце. Зеркальце было круглое, вроде коробочки для компактной пудры, с резным медальоном из слоновой кости на крышке. Затем я должен был убедиться, что в его маленькой (размером с мячик для гольфа) серебряной лоте есть вода. Рядом с лотой я клал маленькую серебряную ложечку. И, наконец, на середину стола я выкладывал шарик глины для тилаки.
После этого я мчался в помещение для слуг заканчивать готовить обед. Я снимал кастрюльку с огня и ставил на него котелок, чтобы приготовить обильную заправку. В экстренных случаях для приготовления чаунча я использовал крышку от кастрюльки. Часть заправки я выливал в отделение с жидким сабджи, немного — в дал. Далее, в котелок с оставшейся заправкой я выкладывал отварные овощи. Если была горькая дыня, то я обжаривал её на гхи с куркумой. Для остальных овощей я готовил другую заправку. Я выкладывал все эти блюда на тарелки Шрилы Прабхупады, рядом ставил два сосуда-катори, один с йогуртом, другой с молочными сладостями. Когда всё было почти готово, наступало время раскатывать и готовить чапати.
В идеале всё было готово до того, как Его Божественная Милость заканчивал повторять Гаятри-мантру. Он не возражал, если случалось подождать несколько минут. Заставлять его ожидать дольше я не мог себе позволить. Я ставил поднос с тарелками на маленький столик-чоки, кланялся и мчался раскатывать следующий чапати. Покончив с чапати, он открывал сосуд с рисом. Обычно за обедом Шрила Прабхупада съедал от трёх до шести чапати. Но чаще всего — три-четыре, и, вместе с парующим горячим рисом, завершал вкушать обед.
Шрила Прабхупада, готовить для вас было чудесно. Я молюсь о том, чтобы стать столь же искусным поваром, как моя духовная сестра Ямуна деви, и из жизни в жизнь быть готовым предложить вам чудесную пищу.

“В чём сложность?”, ШРУТА КИРТИ ПРАБХУ

ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА

Первоисточник

0
0
Previous ЭТОТ МИР НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕН ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ БЫТЬ ПРИЯТНЫМ
Next ЖЕНИСЬ, НО ПРИ УСЛОВИИ, ЧТО НЕ БУДЕШЬ РАЗВОДИТЬСЯ