ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА


ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА

4 июля, 1976 года

На утреннюю прогулку преданные отвезли Шрилу Прабхупаду к каналу Огайо и Чезпик, что в Парке Великих Водопадов. Хотя наступил самый разгар лета, по утрам на улице было довольно холодно, как, например, в этот раз. Прабхупада был одет в пуловер и чадар. На голову он надел шерстяную шапочку. Его дыхание было затруднено выделяющейся мокротой, что делало его голос слабым и хриплым.
Его ученые шли рядом с ним, пользуясь представившейся возможностью задавать вопросы. Идя по тропинке, сбегавшей к каналу среди листвы, он выслушал вопрос Сварупы Дамодары, который спрашивал о способах измерения души. В шастрах говорится, что ее размеры не превышают одной десятитысячной диаметра волоса. Садапута предположил, что диаметр души составляет около двух ангстрем. Он определил это на основе вычислений, сделанных с помощью электронного микроскопа. Ангстрем — это мельчайшая единица измерения, на настоящий момент доступная науке. Даже атом водорода измеряется несколькими ангстремами. Сварупа Дамодара хотел узнать мнение Прабхупады на этот счет.
Прабхупаде эти расчеты показалась заслуживающими доверия. Он сказал, что душу можно измерить, потому что эта информация приводится в Пуранах. Сварупа Дамодара, Садапута и Мадхава в свое время защитили научные диссертации, но все они полагались на мнение Шрилы Прабхупады. Знание, которым обладал Шрила Прабхупада, начиналось там, где их знания были уже не в силах что-либо объяснить. Никто не мог опровергнуть его аргументы, никто не мог устоять против его логики и не признать правоту всего того, о чем он говорит, основываясь на здравом смысле.
Когда мы проходили мимо маленького водопада, Сварупа Дамодара спросил Шрилу Прабхупаду, как можно привлечь в наше Движение образованных бенгальцев. Он рассказал, что у него был друг, вместе с которым они учились в Калькутте, заявивший однажды, что Движение Господа Чайтаньи предназначено для необразованных людей. Его больше привлекало Общество Веданты, которое организовала Миссия Рамакришны. Однако Общество Веданты не предлагало вразумительного объяснения философии «Бхагавад-гиты».
Шрила Прабхупада сказал ему, что они не присоединятся к нам, так как понимают, что в этом случае им придется прекратить есть мясо и рыбу. У Вивекананды все было иначе: что бы ты ни делал — все это будет духовным. Прабхупада сказал, что они слишком погрязли в грехе, чтобы понять «Бхагавад-гиту». Мясоедам не дано ее понять.
* * *
Во время лекции Прабхупада читал «Чайтанья-чаритамриту» (Мадхья-лила, 20.98—99). В стихе описывалось смирение и преданность Санатаны Госвами, когда он убежал от Наваба Хуссейн Шаха и встретился с Шри Чайтаньей Махапрабху в Бенаресе. Прабхупада проповедовал, что это именно то настроение, с которым нужно обращаться к гуру. Несмотря на то, что Санатана был очень образованным человеком и возглавлял кабинет министров Наваба, он все равно считал себя падшим, потому что не знал о своем истинном предназначении. Прабхупада посоветовал нам следовать по его стопам, потому что «…в этот век, — сказал он, — даже великие ученые и философы пребывают в невежестве, отождествляя себя со своими телами».
* * *
Сегодня со Шрилой Прабхупадой после сеанса массажа могла произойти серьезная неприятность. Только я проводил его в ванную комнату и уже прошел через спальню, как вдруг услышал звон бьющегося стекла.
Не зная, что и подумать, я бросился назад и заглянул в ванную. Шрила Прабхупада стоял в ванне, у противоположной стены, с выражением недоумения на лице. Я посмотрел на пол и увидел, что все пространство, разделявшее нас, усыпано осколками стекла, покрывавших пол тонким слоем. Остолбенев, я понял, что смотрю на Прабхупаду уже не через стеклянный экран, отделявший душевую кабину. Ванна и душ были объединены, и их разделяла лишь стеклянная панель, свободно скользящая на специальных направляющих. Шрила Прабхупада закрыл экран, но в этот момент стекло сорвалось с рамки и рухнуло на пол. По милости Кришны оно упало с наружной стороны ванны и не задело его. Он стоял несколько раздосадованный и ругал недобросовестных рабочих. Я позвал Вришакапи, чтобы тот очистил ванную комнату от стекла, а Шрила Прабхупада попросил его проследить за тем, чтобы теперь все сделали, как положено.
* * *
Рупануга прабху приехал после обеда и беседовал со Шрилой Прабхупадой в его гостиной.
Прабхупада говорил о том, что все постепенно сходят с ума. Некая организация, возглавляемая г-жой Кочар, обосновавшаяся в Дели, обвиняла наше Движение во всех возможных грехах и в то же самое время тратила ежегодно по сто шестьдесят девять лакхов на приглашение различных людей, приезжавших с выступлениями о культуре. Шрила Прабхупада спросил: «О какой культуре может идти речь? Все, что они говорят, — молоко опасно, а мясо питательно. Поэтому нужно убивать коров. О да! Это научное знание. Это культура. Молоко опасно!»
Мы согласились с ним. Пушта Кришна Махараджа вспомнил статью в сегодняшней газете о том, что если матери не будут кормить грудью своих детей, то в таком случае придется резко увеличивать поголовье рогатого скота, то есть коров, что, по их мнению, не очень хорошо.
Шрила Прабхупада с уверенностью сказал, что они найдут выход из создавшегося положения: они будут убивать своих детей в утробе. Он привел в пример два случая, демонстрирующих бессердечие современных матерей, которые услышал от своих учеников: «Картикея рассказал мне, как недавно приехал к своей матери после долгих лет разлуки. Когда он пришел к ней, она собиралась на бальные танцы. Она сказала: «Подожди, я скоро вернусь». Он был поражен ее поведением. Она не видела сына столько лет и даже не могла поговорить с ним, поскольку собиралась на бальные танцы. Вот это мама!»
Рупануга размышлял о том, что материнской любви совсем не осталось.
— Матери убивают своих детей, — повторил Шрила Прабхупада. Глядя на меня, он вспомнил мою историю. — Его чуть не убила собственная мать. Он сам рассказал мне об этом. Его бабушка посоветовала матери сделать это. Но Кришна спас его, потому что он преданный. Так или иначе, Господь защитил его.
Он спросил меня, жива ли она.
-Да.
Прабхупада сказал, улыбаясь:
— Почему бы тебе не сказать ей: «Ты хотела убить меня, но посмотри, я повторяю Харе Кришна».
— Я думаю, что они плохо это воспримут.
Пушта Кришна сострил:
— Она скажет: «Как же я была права! И почему я этого не сделала?»
Прабхупада покачал головой с грустью и отвращением:
— Матери советуют своим дочерям убивать детей в утробе.
* * *
Сегодня день празднования двухсотлетней годовщины основания Америки. День независимости. Преданные спросили у Прабхупады, хочет ли он принять участие в празднике. Он согласился, и приблизительно в шесть вечера цепочка из нескольких микроавтобусов выехала из ворот храма. Шрила Прабхупада ехал во второй машине. Пока наш «трансцендентный караван» двигался в сторону города, тысячи других автомобилей стояли припаркованными у обочины в надежде стать свидетелями праздничного салюта, не въезжая в столицу.
Видимо, вспомнив недавнее сообщение Адикешавы Свами о том, как хорошо воспринимают его группу киртана прохожие на улицах Нью-Йорка, Прабхупада заметил, что можно успешно предпринять нечто подобное здесь, посреди этого скопления машин. Указание было передано в первый автобус, битком набитый преданными, и уже через несколько мгновений они взяли инструменты и начали громкий киртан. Все, кто находился поблизости, сразу же повернулись в сторону преданных, при этом многие начали подпевать и танцевать вместе с ними.
Шрила Прабхупада наслаждался тем, как воспринимают киртан простые люди. Он даже сказал, что люди хотят танцевать и петь, но они подавлены, искусственно подавлены всем, с чем им приходится сталкиваться в своей жизни. «Мне всегда казалось, что люди везде одинаковы. Неважно, в коммунистической стране или здесь. Основная масса народа очень простодушна, но им многое запрещают делать».
Как только мы въехали в пригород, даже полицейские, которые следили за дорожным движением, услышав мриданги и караталы, начинали петь и танцевать, улыбаясь и размахивая руками. Все они находились в приподнятом настроении и, похоже, были рады видеть преданных участниками национальных торжественных мероприятий. В одной из машин сидело много людей, по всей видимости, сильно навеселе, с энтузиазмом распевавших маха-мантру и размахивавших пивными банками. Прабхупада рассмеялся, увидев их.
Подъехав к Белому дому, мы намеревались сделать групповой снимок на фоне этого здания, чтобы опубликовать его на страницах журнала «Бэк ту Годхэд», но нам не позволили остановиться. Поэтому преданные решили припарковать машины возле парка, расположенного на Капитолийском холме. По самым приблизительным подсчетам, там собралось не менее полутора или даже двух миллионов человек, приехавших туда, чтобы стать очевидцами праздничного салюта, намеченного на девять вечера.
Но и около «мола» припарковаться было невозможно — слишком много автомобилей. Мы проехали дальше и смогли поставить свои машины только возле мемориала Линкольна, что довольно далеко от самого парка. Шрила Прабхупада вышел из машины и ненадолго присел на траву. Нас окружало множество самых разных людей, принимавших участие в празднике. Вся площадь, раскинувшаяся перед нами, была запружена людьми. В ожидании фейерверка мы провели небольшой киртан, используя только караталы. Шрила Прабхупада рассказал, что в ведические времена на большие праздники тоже устраивали салюты.
В назначенное время огненное действо началось. Мы разглядели где-то вдалеке несколько вспышек, но ничего из того, что обещали организаторы, нам увидеть так и не удалось. Через некоторое время Шрила Прабхупада решил уехать, потому что оттуда было невозможно что-либо разглядеть. Было уже поздно, и преданные не хотели вынуждать Прабхупаду проводить несколько часов в пробке, которая неминуемо образуется после окончания празднества. Это было мудрое решение. Хотя мы уехали в самый разгар салюта, добрались до храма мы только в одиннадцать часов вечера; при этом было очевидно, что Шрила Прабхупада очень устал.

«ТРАНСЦЕНДЕНТНЫЙ ДНЕВНИК», ХАРИ ШАУРИ ПРАБХУ

ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА

Первоисточник

0
0
Previous УТОНЧЁННЫЕ НЕВЕЖДЫ
Next ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА