«Ну и холодно же!


«Ну и холодно же!

»
3 апреля 1973 года

Мы прибыли в Сант-Мориц, и то, что мы увидели, сильно отличалось от представленного на рекламной открытке. В начале апреля там всё ещё царила зима. Было понятно, почему Сант-Мориц — популярный горнолыжный курорт. Всё, куда ни посмотри, было покрыто снегом. В гостинице, где мы устроились, был большой вестибюль и лифт. Номер состоял из трёх спален, кухни со всеми необходимыми принадлежностями и просторной гостиной со стеклянными раздвижными дверями. Они вели на веранду, с которой открывался чудесный вид на укрытые снегом горы. Многие бы назвали этот пейзаж захватывающим, — но не Шрила Прабхупада.
Шрила Прабхупада жил по строгому распорядку. Где бы мы ни находились, у него всё было расписано по часам. Он никогда не менял свой дневной распорядок.
Первое утро в Сант-Морице не стало исключением.
— Пойдём на прогулку? — с этими словами Шрила Прабхупада надел своё тёплое шафрановое пальто с капюшоном и приготовился к выходу. — Ну-ка, посмотрим, холодно ли на улице.
Это был первый этаж и Его Божественная Милость открыл раздвижные стеклянные двери, чтобы через веранду выйти наружу. Тут же внутрь со свистом ворвался ветер, холодный, как лёд. Нас как будто закружила метель.
— Ух, ну и холодно же! — воскликнул Шрила Прабхупада, округлив глаза.
Он вёл себя, как ребёнок, и всякий раз, когда я становился свидетелем подобных сцен, моё сердце переполнялось радостью. Он был чист словно дитя. Основная масса учеников видела его только в проповеди, могучим и решительным, — я же имел счастливую возможность наблюдать, как его лицо приобретает глубоко трогательное, присущее только ему выражение, словно озаряется изнутри.
— Мы будем гулять внутри гостиницы, по коридору, — решил он.
Порыву холодного арктического ветра не удалось расстроить утреннюю прогулку Шрилы Прабхупады. Его Божественная Милость, Прадьюмна и я направились в коридор. Но там нас подстерегала другая неожиданность. Для того времени — а это был 1973-й год — в техническом отношении гостиница была оснащена по высшему разряду. Всё было устроено так, чтобы расходовалось как можно меньше электроэнергии. В коридоре кто-то появлялся — свет включался автоматически… на строго определенное время, должно быть, всё было рассчитано таким образом, что за это время человек успеет войти в лифт. Потом свет выключался. Пока мы ходили вперёд-назад по коридору, приходилось то и дело нажимать разные кнопки, иначе мы бродили бы в темноте.
Спустя какое-то время Прадьюмна решил вернуться в номер, и мы со Шрилой Прабхупадой остались «гулять» вдвоём. Я бегал от кнопки к кнопке: нажимал, повторял мантру, нажимал следующую, ещё раз «Харе Кришна, Харе Кришна»… Так продолжалось около получаса. Наконец Шрила Прабхупада сказал:
— От холодной погоды у меня разыгрался аппетит. Ты сможешь приготовить халаву?
— Хорошо, Шрила Прабхупада, — ответил я. — Мне подождать, пока вы закончите прогулку, или пойти сейчас?
Свет зажигался где-то на полминуты, и я переживал, что некому будет нажимать кнопки.
— Я один похожу, — понимающе улыбнулся Прабхупада.
— Можешь идти готовить.
Мы всегда радовались, когда у Шрилы Прабхупады появлялся аппетит. Готовить для него было большим удовольствием. Вернувшись в комнату, я сообщил остальным:
— Шрила Прабхупада всё ещё там. Пойдите кто-нибудь нажимать кнопки.
Мы все выглянули в коридор: Шрила Прабхупада ходил по коридору, повторял джапу и нажимал кнопки, чтобы свет не гас. Это было довольно забавно. Одним из моих любимых занятий было готовить для Шрилы Прабхупады. Чем больше он ел, тем счастливее мы становились. Другим, не менее радостным занятием было наблюдать, как он что-нибудь делает. Для нас это было воспитательным моментом.
Как сказано в Бхагавад-гите»: как он ходит, какие поступки совершает… Быть со Шрилой Прабхупадой означало из первых рук получать опыт того, как личность из духовного мира живёт в каждое мгновение. И он никогда не разочаровывал нас.
Слава Шриле Прабхупаде!

“В чём сложность?”, ШРУТА КИРТИ ПРАБХУ

«Ну и холодно же!

Первоисточник

3
0
Previous В ДУХОВНОМ МИРЕ ТОЖЕ ЕСТЬ СОРЕВНОВАНИЕ
Next ТРУДНОСТИ МОЖНО ПРЕОДОЛЕТЬ, ЕСЛИ МЫ ИСКРЕННИ