«Любовь — это служение»


«Любовь — это служение»

13 апреля 1973 года

Некоторые виды служения были особенно вдохновляющими. Следовать позади Его Божественной Милости, когда он выходит из самолёта и проходит через терминал, несомненно, было одним из самых замечательных событий. Прошло уже восемь месяцев с тех пор, как Шрила Прабхупада последний раз был в Соединенных Штатах. Его величественный выход и то, что этому предшествовало, выглядело впечатляюще. После того, как загорались огни, предупреждающие пассажиров, что надо оставаться на местах и пристегнуть ремни, он обычно поднимался со своего места, шёл в туалет и наносил тилаку. Я сопровождал его, ожидая у двери туалета. Переход туда и обратно был особенно захватывающим, если самолёт трясло из-за воздушных потоков при заходе на посадку. Если стюардесса пыталась остановить его, он игнорировал её требование, словно вовсе не слышал. Вернувшись на место, он аккуратно вешал на шею мешочек с чётками. Когда самолёт приземлялся, он надевал цветочную гирлянду. Если гирлянд было несколько, он раздавал их всем сопровождающим.
Когда он, выйдя из самолёта, попадал в коридор терминала, в отдалении уже слышались звуки киртана. Чем ближе мы подходили к залу для встречающих, тем громче звучало пение. Шрила Прабхупада, приближаясь к так любящим его ученикам, улыбался всё шире. В тот день, когда Шрила Прабхупада вошёл в коридор терминала, мы увидели, что в зале аэропорта собралось несколько сотен преданных. Они не замечали никого и ничего вокруг, кроме своего прославленного духовного учителя. Я не способен описать эмоции моих духовных братьев и сестёр, поскольку мне не посчастливилось испытать такого сильного чувства любви к Шриле Прабхупаде. Каждому из находившихся в здании аэропорта было очевидно, что преданные переживают трансцендентное блаженство. Любовные взаимоотношения Шрилы Прабхупады и его учеников нагляднее всего проявились в его «аэропортной лиле». Моментами казалось, что никто не касался стопами пола. Слёзы экстаза потоками лились из глаз всех присутствующих, за исключением одной падшей души — меня.
Когда мы приехали в Нью-Двараку и вошли в комнату Шрилы Прабхупады, было около полудня. Я немедленно приготовился делать ему массаж. Я массировал его, а ум мой был сильно обеспокоен. Я не мог отогнать боль, которую мне причиняла мысль о том, что все питают сильную любовь к духовному учителю, кроме меня. Я был обманщиком, притворщиком. Наконец, разминая спину Шрилы Прабхупады, я отважился заговорить. Говорить так откровенно с ним мне ещё не приходилось.
— Шрила Прабхупада, — сказал я. — Все Ваши ученики Вас так сильно любят. Меня же очень удручает то, что я не чувствую такой глубокой любви. Тогда с Вами в аэропорту я видел, как все танцуют, поют и даже плачут. Я столько общаюсь с Вами, и тем не менее не испытываю такого всеохватывающего чувства любви, как они.
Я надеялся, что он скажет что-нибудь утешительное. Но он молчал. Я весь извёлся, пока закончил делать массаж, и отправился к себе в комнату, чтобы приготовить для него обед. Повторив Гаятри-мантру, он позвал меня к себе в комнату. Я вошёл, поклонился. Его лицо было очень серьёзным, и это обеспокоило меня.
— Тебе нравится служить мне? — спросил он.
— О да, Прабхупада, — сказал я. — Мне очень нравится Вам служить.
— Значит, это — любовь, — объяснил он. — Каждый может всё это… Петь, танцевать, прыгать вверх-вниз. Но ты действительно что-то делаешь. Это ли не любовь?
— Думаю, да, Шрила Прабхупада, — сказал я.
— Поэтому, просто служи, — продолжил он. — Это всё, что нужно. Это и есть любовь. Любовь — это служение.
Дорогой Шрила Прабхупада, из чувства сострадания к этой падшей душе, все эти годы вы вдохновляли меня, хотя я и не способен был поселить вас в своём сердце. Я вижу сейчас, и видел тогда, что многие ваши ученики питают к вам глубочайшую любовь, которой у меня просто нет. И, несмотря на все мои недостатки, вы позволяете мне нести это сокровенное служение — рассказывать об удивительной милости, которую вы проявили ко мне. Это парадокс, но из всех своих учеников вы выбрали меня для того, чтобы описать ваши брызжущие нектарным соком лилы. В этом — ещё одно проявление вашей беспричинной милости. Спасибо вам за ваши добрые слова. Я молюсь, чтобы когда-нибудь по вашей милости обрести качества, которые позволили бы мне ощутить вкус единой капли из океана любви к Богу, и чтобы я мог петь, танцевать и повторять Святые имена, как ваши преданные ученики.

“В чём сложность?”, ШРУТА КИРТИ ПРАБХУ

«Любовь — это служение»

Первоисточник

4
0
Previous ПРОСТО ЧИТАЙ МОИ КНИГИ
Next ЧТО ДЕЛАЛ ШРИЛА ПРАБХУПАДА