«В Индии ещё сохранилась культура»


«В Индии ещё сохранилась культура»

18 декабря 1972 года

До того, как у Шрилы Прабхупады в Джуху появилась своя комната, он останавливался в доме Картикеи Махадевьи, который был членом-попечителем ИСККОН. У Махадевьи и его жены Гаури было двое дочерей, Прити и Радха, и сын, которого звали Киртан. В то время, когда Шрила Прабхупада гостил у них, Киртану было тринадцать лет, а Прити — около шестнадцати. Все были очень вежливы и обходительны, а Махадевья уступил Шриле Прабхупаде свою спальню. Ему было там очень уютно. Приятнейший ветерок с моря обвевал его комнату, влетая через открытую балконную дверь. Наша спальня была напротив, через зал.
Каждое утро Шьямасундара брал амбассадор Картикеи.
Шрила Прабхупада и я садились в него и ехали на прогулку
к океанскому побережью. Набережная была широкой, а людей было не много.
Однажды во время прогулки мы прошли мимо лежащего на краю дорожки человека. Для улиц Мумбая эта картина, увы — вполне привычная. Шрила Прабхупада обернулся к нам и сказал:
– Видите, лежит человек. Он мёртв, — и продолжил путь, не проронив больше ни слова.
Часом позже, возвращаясь к машине, мы снова прошли мимо лежащего человека. Он не двигался. Шрила Прабхупада миновал его, уже без комментариев.
Однажды, когда мы после прогулки вернулись к машине, Шьямасундара всё никак не мог повернуть ключ зажигания. Ещё несколько минут он пытался завести мотор, затем сказал:
– Шрила Прабхупада, что-то не так. Что-то с ключом. Я мигом схожу за такси.
Он выскочил из машины, оставив меня и Шрилу Прабхупаду сидеть на заднем сидении. Он и я тихонько повторяли джапу. Хотя было раннее утро, вокруг всегда было много такси. Побыв в Индии, я уже начал привыкать к тому, что события не всегда развиваются так, как предполагалось. Несколько минут спустя два хорошо одетых индийца открыли дверцы и сели на передние сидения. Я немного забеспокоился. Шрила Прабхупада совершенно спокойно заговорил с ними на хинди. Беседуя с ними, он улыбался. И вдруг, один из индийцев достал ключ, включил зажигание, и машина тут же тронулась. Шрила Прабхупада, смеясь, повернулся ко мне и объяснил:
— Это их машина!
Мы уезжали. Тут до меня, наконец, дошло: мы сели не в ту машину. Это не так уж трудно себе представить, — двадцать пять лет спустя все «амбассадоры» выглядят такими же одинаковыми, изменились разве что цвета. Владелец машины настоял на том, чтобы отвезти Шрилу Прабхупаду домой. Шрила Прабхупада извинился и проговорил с ними всю обратную дорогу. Когда мы приехали, Шрила Прабхупада предложил:
— Зайдите почтить немного прасада.
— Нет, нам нужно на работу, — ответили они, — У нас деловая встреча. Спасибо за приглашение, Свамиджи.
Когда мы вышли из машины, Шрила Прабхупада сказал мне:
— Вот тебе разница между Америкой и Индией. В Америке нам бы сказали: «Эй! Вы что здесь делаете? А ну, убирайтесь из машины!» А то ещё и побили бы. В Индии ещё сохранилась какая-то культура. В Индии они видят садху и выказывают уважение. В твоей стране нас бы вышвырнули пинком: «Вон из машины!»
Интересно отметить, что даже в подобных обстоятельствах Шрила Прабхупада пригласил их почтить прасад. Это я наблюдал множество раз. Шрила Прабхупада хотел, чтобы все, кого он встречал, получили прасад.
В ноябре 2005-го года я с супругой ещё раз посетил квартиру господина Махадевьи, поскольку она — место паломничества. Ещё я очень хотел снова встретиться с ним и членами его семьи, — быть может, они меня узнают. Я знал, что сам Картикея скончался несколько лет тому назад, его дочери замужем, у каждой своя семья.
Меня, однако, ожидал очень приятный сюрприз. Любезно, как и прежде, мне сообщили, что мне уделят время и просили прийти к моменту возвращения с работы Киртана, а также пообещали, что проведут по их, ставшему мемориальным дому. Они не знали, кто именно собирается навестить знали только, что это — ученик Прабхупады.
Я приехал к четырём часам дня. Меня встретили Киртан со своей матерью. Я сразу же узнал Гаури, но не мог догадаться, узнала ли она меня. Киртан, которому было тринадцать, когда мы со Шрилой Прабхупадой последний раз останавливались у них, поинтересовался, как меня зовут. Стоило мне назвать себя — Шрутакирти — как их лица просияли гордостью. Это было просто удивительно! Прошло тридцать два года, но они помнили меня, и были чрезвычайно рады встрече. Киртан тут же схватил меня за руку и энергично пожал её, а его мать изумленно улыбалась. И мать, и сын прекрасно помнили меня. От них веяло такой теплотой и любовью! Киртан сказал, что из учеников Шрилы Прабхупады я ему нравился больше всех. Госпожа Гаури с ним согласилась, и добавила, что я всегда был очень спокойным.
То, что последовало за встречей, оказалось ещё более волнующим. Киртан вышел и вскоре вернулся со старого образца электрической пишущей машинкой. История этой машинки была удивительной — она была той самой, которая несколько раз объездила мир вместе со Шрилой Прабхупадой. На ней были напечатаны, а затем подписаны им тысячи писем. Он собственноручно печатал на ней. Ещё интереснее было то, кок эта машинка к ним попала.
Шрила Прабхупада и сопровождающие его ученики на полтора месяца остановились в их доме. Двери дома, как и сердца его обитателей, были широко распахнуты перед Шрилой Прабхупадой и теми, кто находился при нём, равно как и перед всеми другими его учениками, часто посещающими его. Они предоставили нам кров, каждый день кормили, ничего не требуя за это. Перед тем, как уехать, Шрила Прабхупада предложил им купить его печатную машинку, и Кортикея заплатил за неё пятьсот рупий.
В прошлом году один преданный из Мумбая хотел в обмен на эту старую машинку купить им современную компьютерную систему. Киртан рассмеялся и сказал, что не променял бы её даже на реактивный Воинг-747. Я сел за стол и напечатал на машинке письмо благодарности за их внимание и заботу обо мне тогда, тридцать два года назад. А Киртан напечатал пригласительное письмо с просьбой снова приехать погостить. Удивительно, но в редких случаях он ещё пользуется этой машинкой, когда ведёт свои дела.
Какое-то время мы посидели в гостиной. «Какие удивительные, счастливые времена то были», – говорила Гаури, – «Как радостно вспоминать те дни, когда Шрила Прабхупада гостил в их доме, жил рядом с ними». Затем она попросила подождать минуту и вышла. Вскоре она вернулась. В руках она держала что-то тщательно упакованное в плотный пластиковый пакет. Вручив пакет мне, она попросила развернуть его. Трудно было представить, что там ещё могло храниться.
Я просунул руку внутрь пакета и извлёк оттуда большой портативный угеровский катушечный магнитофон. Мне бы его не узнать! Сотни раз я брал его с собой на утренние прогулки со Шрилой Прабхупадой, чтобы записывать трансцендентные слова Его Божественной Милости. Им же я пользовался для записи его лекций во время поездок по Индии, на нём же были записаны все лекции Шрилы Прабхупады, которые он давал в 1972-ом году, на картику, во Вриндаване. Я не верил своим глазам! Показывая мне этот магнитофон, Гаури просто сияла от счастья. Все эти годы она хранила его, как сокровище, в своей спальне, в целости и сохранности. Все провода были на месте, даже черного цвета кожаный футляр для транспортировки был всё тот же. Она так бережно хранила этот магнитофон, что на металлической панели не было и следа ржавчины, хотя жили они всего в пятидесяти метрах от моря. Меня охватило такое волнение, что я даже не поинтересовался, как к ним попала эта драгоценность.
Я сказал, что понимаю, этот магнитофон принадлежит им, но шутливо провозгласил: «Это мой магнитофон!» и, поблагодарив за то, что так хорошо сохранили его, попросил мне его вернуть. Мать с сыном заулыбались и не обратили внимания на мою шутку. Несколько минут я сидел с магнитофоном на коленях и пытался представить, сколько служения он выполнил. Какой он тяжёлый! Не знаю, как мне удавалось каждый день носить его с собой на утренних проулках. И все же, я желаю одного лишь: иметь возможность делать это день за днём, из жизни в жизнь.
Прежде чем попрощаться, мы сфотографировали их сокровища, а также сфотографировались все вместе, и пообещали навещать их.
Шрила Прабхупада, вы касались сердец каждого, кто встречался на вашем пути. Мне представился случай ещё раз убедиться в этом. Радостные, улыбчивые лица. Мы вспоминали о счастливых днях, проведённых в вашем обществе в том доме, о ваших первых приездах в Мумбай, о том, как вы, повсюду, куда бы ни шли, сеяли семена преданности. Мы вспоминали вас — и оживали.
Одно из посеянных вами семян дало росток. По вашей милости, одна из дочерей Картикеи получила посвящение.
Слава Шриле Прабхупаде!

«В чём сложность?», ШРУТА КИРТИ ПРАБХУ

«В Индии ещё сохранилась культура»

Первоисточник

0
0
Previous РАД, ЧТО ПРОПОВЕДЬ ВДЫХАЕТ В ТЕБЯ ЖИЗНЬ
Next АМЕРИКАНСКИХ КОРОВ ОТПРАВИТЬ В ИНДИЮ ДЛЯ РАЗВЕДЕНИЯ